агро новости

Кто хозяин данных точного земледелия?

Благодаря технологическому прогрессу различные отрасли с годами смогли принять и реализовать концепцию «работать умнее, а не напряженнее» для повышения эффективности и производительности.
04.09.2023
Сила есть, ум надо!
Ожидается, что к 2050 г. численность населения планеты вырастет до 9 млрд человек, и для АПК становится все более необходимым работать «умнее», чтобы соответствовать прогнозируемому 70-процентному увеличению производства продовольствия, необходимого для обеспечения роста населения.
Однако требуемые преобразования сопряжены с беспрецедентными препятствиями, такими как изменение климата, ограниченность запасов пресной воды и пахотных земель, а также сокращение рабочей силы из-за уменьшения числа людей, приходящих в сельское хозяйство.
В ответ на эти растущие требования и препятствия растет популярность «умного» сельского хозяйства. Оно считается будущим АПК и использует информационные технологии и данные для оптимизации агробизнеса; в качестве примера можно привести использование датчиков, БПЛА и автономной техники.
Эти технологии позволяют получать данные и метрики, которые дают аграриям доступ к последовательной информации о всех этапах производства сельхозкультур и состоянии скота. Они также позволяют сельхозпредприятиям применять эти данные для оценки своей работы и принятия будущих решений, направленных на сохранение ресурсов, минимизацию воздействия на окружающую среду и повышение эффективности на устойчивой основе.
Кто владеет и контролирует?
Итак, данные лежат в основе интеллектуального сельского хозяйства. В условиях, когда данные играют столь важную роль, возникает следующий важный вопрос: кто владеет и контролирует данные, полученные в результате применения интеллектуальных методов ведения сельского хозяйства?
Традиционно считается, что данные, созданные на сельхозугодьях, являются собственностью землевладельца. Поэтому интуитивно можно предположить, что данные, которые фермер генерирует на своей земле с помощью технологий точного земледелия, также будут принадлежать фермеру.
Однако в реальности участие поставщиков агротехнологий усложняет вопрос о праве собственности на данные. Такие компании, скорее всего, будут утверждать, что, поскольку их инновационные технологии и инфраструктура позволяют собирать, обрабатывать и хранить агроданные, именно они должны быть их владельцами.
Российское законодательство не устанавливает, кто должен владеть такими данными. Следовательно, вопросы владения и контроля над ними должны обсуждаться и решаться в рамках договоров между сельхозпредприятием и поставщиком агротехнологий.
Поскольку практика точного земледелия основана на сотрудничестве между фермером и поставщиком агротехнологий, крайне важно с самого начала разработать схему обмена данными, в которой, помимо прочих ключевых моментов, оговаривается, какие данные будут собираться, как они будут собираться, где они будут храниться и с кем будут передаваться. Важно, чтобы эти моменты были отражены в соглашении между фермером и поставщиком агротехнологий.
Почему это необходимо?
Во-первых, право собственности на данные непосредственно влияет на возможности монетизации. В соглашение между фермером и поставщиком агротехнологий могут быть включены положения, позволяющие агрегировать и анонимизировать данные, полученные с помощью технологии интеллектуального земледелия, для последующей продажи третьим лицам. В такой ситуации фермер может захотеть собрать пресловутые плоды своего труда и получить финансовую компенсацию за проданные данные. В противном случае фермер может прийти к выводу, что для него конфиденциальность его сельскохозяйственной практики важнее возможностей монетизации, и поэтому он не желает, чтобы его данные передавались третьим лицам без его согласия.
Во-вторых, вопрос о том, кто владеет и контролирует данные, также влияет на то, кто несет ответственность за их законное использование. В случае обмена персональными данными между фермером и поставщиком агротехнологий необходимо определить, кто будет являться контролером (контролерами) или обработчиком (обработчиками) таких персональных данных и какие обязательства будут возложены на соответствующие стороны.
Кроме того, характер технологий интеллектуального земледелия делает их уязвимыми для киберугроз. Нарушение целостности данных может привести к значительным последствиям, включая сбои в сельскохозяйственной деятельности, потенциальные экономические потери и угрозу продовольственной безопасности. Для снижения этих рисков поставщики агротехнологий должны внедрять надежные протоколы кибербезопасности, а аграрии должны получать информацию о передовых методах защиты данных.
Важно найти баланс между защитой интересов сельхозпроизводителя и поставщика агротехнологий, особенно когда аграрий зачастую не обладает достаточной переговорной силой или ресурсами для отстаивания собственных интересов.


Источник: https://agroreport.ru
Made on
Tilda